Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

* Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

Парадигма критериальных открытий

Содержание некоторых тематических блоков:

* Поиск в ресурсах Геннадия Мира

* Доска Объявлений

* Текущие новости

* Критериальное

* Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

* Наша музыка

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

* Победители наших Конкурсов

* Правила

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса

* Пожертвования

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

 

* Парадигма критериальных открытий. Содержание

 

Проект: смена парадигмы жизни – обязательное условие выхода человечества из мирового кризиса 2-хтысячных

Целостность человечества и успех в его развитии определяет парадигма жизни

О старых понятиях парадигмы

Введение главного нравственного критерия  — это тихая революция общества

Как капитализм и мировой кризис отменяют нравственный критерий

Экономика как отражение целостности

О последствиях наркотической экономики

Политика и власть как отражение целого

О культуре, критерии личности и науке

Религии как отражение целого

Какой критерий характеризует целостность глобального мира в Будущем

Первый внутренний враг человека – это его страсть. И хотя благодаря ей он способен иногда преодолевать колоссальные преграды, к сожалению, она же и ослепляет его в добром деле, превращая доброе дело во зло. Где тот ключик, который позволит распознать грань между добром и злом, между эгоистической страстью и любовью к людям?

Целостность человечества и успех в его развитии определяет парадигма жизни

Что является самым главным для того, чтобы начинать положительные преобразования в стране, которые будут направлены не на всех, а на большинство в ней живущих? Не на всех, потому что отбирать у богатых то, что им никогда не принадлежало, всё-таки придётся. И распределять между теми, кто живёт по закону равенства прав человека. Сейчас же происходит непризнание этого факта людьми, которые имеют материальную или политическую власть, основанную на лжи о демократии и свободе, на воровстве, чаще всего неприкрытом ничем, наглом, на, якобы, доказательствах о свободе поступков, лишённых хоть сколько-нибудь нравственного основания. Культура отношений в нашей стране, исторически пострадавшей от политических и нравственных шатаний и репрессий, приобрела горький вкус, когда люди стали считать нормой откровенное предательство, низость, воровство, презрение, поклонение внешней обертке. Русская цивилизация зашаталась, а по некоторым данным её движение к деградации уже необратимо – она прошла точку возврата из помойки на свет Божий. Русская цивилизация – это не российский бренд, это цивилизация многонациональной культуры, из которой ушли уже многие её составляющие.

Удивляет политическая и научная узость взглядов тех, кто так или иначе влияет на жизнь страны. Малограмотная и малочисленная часть общества, считающая себя властной, политической элитой, выворачивается наизнанку, чтобы её позорный гламур был засчитан ей как культурный вклад в сокровищницу культуры человечества. Руководство страны вообще как будто не знает таких слов, как «целостность», «этика», «нравственность», «честность», «совесть», и этим подаёт соответствующий пример своим согражданам, раздувая в их душах пожирающий их огонь низкой страсти, огонь служения низменным инстинктам, но никак не всеобщему добру. О всеобщем добре как о необходимом качестве будущего человечества практически ничего не говорится и ничего в этом отношении не делается. Демагогия о какой-то «суверенной демократии» выливается в свободу для «официальной элиты» от моральных норм и обязательств перед людьми. Ответственность существует лишь как узко корпоративная, со всеми остальными можно делать всё, вплоть до их физического уничтожения.

Экономический критерий обогащения любыми способами сделал безумными большую часть самых активных людей. Считается общепризнанным, что качество человеческой жизни напрямую зависит от состояния экономики общества. Но должна ли экономика диктовать людям основные правила жизни? – вопрос, на который сами экономисты отвечают утвердительно и этим ставят себя выше других, а критерий материального богатства выше человечности. Однако, политики не без оснований считают, что миром должна управлять политика, так как политика – это, якобы, власть над всеми, власть как неограниченные возможности удовлетворять свои страсти и желания. В то же самое время религиозные деятели считают, что религия являет собой главные правила поведения людей, не вдаваясь в подробности о вершине этих правил и искажая цели и смыслы человечества. Ради удовлетворения каких страстей всё это делается?

Кто прав? Об опыте других стран в преодолении узких интересов профессионалов или бизнесменов никто и слышать не хочет ни в руководстве страны, ни в научных кругах, близких к нему. Но это мы уже проходили в советское время, шли своим самобытным путём имперского чванства, точнее, нас вели по нему, внушая нашу избранность, особость. Верховная власть с помощью благой демагогии была сконцентрирована у одного человека в такой степени, что миллионы людей лишались даже элементарного права на жизнь, на существование, не говоря уже об их человеческих правах. А на деле получалось путешествие с закрытыми глазами до ближайшей выгребной ямы. И в то же самое время разум народа спал, а демагоги от политики способствовали рождению чудовищ и привели страну в очередную ловушку дьявола. И мало кто удивляется деградации не просто целого народа – целой цивилизации, много веков удивляющей своим самобытным путём, высокой степени реализации природных особенностей. Неужели же великая культура и великий дух великой цивилизации по закон Льва Гумилёва превратился в химеру, в мираж? Мы живём лишь их остатками, проедая их благодаря бездарному руководству страны, которое мы выбираем сами.

Существует ли особое звено в цепи событий и законов Природы, потянув за которое, можно исправить многое, если не всё? Такое звено известно – это парадигма, вершина рассуждений человеческого разума, отражающая высшее качество целостности любой системы, в том числе и человеческой тоже. Изучение стенограммы конференции «Четвертые Ходорковские чтения. 2009» (http://www.civitas.ru/docs.php?part=95&code=109) приводит к выводу, что голоса, раздающиеся в обществе по смене парадигмы жизни, становятся всё громче.

И уж коли дело касается целостности общества, хочется знать, насколько знание о вершине целостности соотносится с экономикой, политикой и религией. В данной работе автор, опираясь на категорию парадигмы жизни и на новое знание, подводит читателя к мысли о том, что в настоящее время стало возможным исследовать категорию парадигмы с точки зрения целостности человечества. Ещё совсем недавно такой возможности не существовало по причине «туманности» определения этой категории.

Далее, мы вслед за многими исследователями, но уже доказательно, сможем утверждать, что смена парадигмы жизни на нравственную выведет человечество из мирового кризиса, так как качество состояния общества более всего зависит от принятой человечеством парадигмы.

Исследование качества парадигмы жизни – новый аспект науки об обществе. Что такое парадигма целостного общества, человечества? Какова парадигма общества, если за главную часть его принять мировую экономику, политику, религию? – вот вопросы, на которые стало возможным получить ясные ответы. И также мы сможем ответить на вопрос: чем отличается религиозная парадигма от общечеловеческой нравственной. Мы приблизимся к пониманию, как должна выглядеть желаемая нами парадигма.

О старых понятиях парадигмы

Ранее считалось, что парадигма (от греч. paradeigma – пример, образец) – это набор непротиворечивых идей, «ключевая идея, лежащая в основе построения концепции» (Современный экономический словарь: http://slovari.yandex.ru/dict/economic/article/ses2/ses-4482.htm). Это как бы главный принцип жизни людей и науки, который, согласно В. Далю, имеет нравственное основание.

Сегодня взгляд на парадигму (парадигму науки и парадигму жизни людей) изменился в связи с появлением требования коррекции языка как среды коммуникации людей, проживающих в едином пространстве Жизни и в связи с открытием критериальной формы сознания (http://genmir.ru), представляющим идею как живую систему с критерием, стягивающим описательные ресурсы к вершине конкретного смысла (свойство предикативности). Появилась реальная возможность перейти от призывов к формулированию ясной парадигмы науки и жизни общества.

Если раньше под критерием подразумевали старое понятие из греческого – оценка, мера, мерило, – то теперь критерий приобретает свойства, которыми его наделила математика и кибернетика в части оптимальных и самоорганизующихся систем. Но об этих свойствах – ниже.

Вот несколько определений парадигмы из Интернета:

«Согласно Википедии, парадигма – это ментальная модель мира, мироустройства или его части. Есть слово концепция – способ понимания какого-либо предмета… Понятия схожие, но есть разница. Когда говорят о парадигме, имеют ввиду нечто бесспорное, общепринятое. Концепцией же может быть чья-то личная система взглядов на что-л. Когда концепцию разделяют много людей, она становится парадигмой» (http://forum.script-coding.info/viewtopic.php?id=2775 ).

«Парадигма – это совокупность определенных представлений и определений, каких-либо терминов, а также ценностных установок, которые принимаются и разделяются научным сообществом. А, значит, консолидируют его членов, что обеспечивает преемственность развития науки и научного творчества. Может также обозначать совокупность, систему фундаментальных научных установок» (http://www.ymniki.ru/paradigma.html ).

Смысл концепции парадигмы совсем недавно по-своему был сформулирован А. Дугиным в его книге «Эволюция парадигмальных оснований науки» (2002 г. глава 3, или в Интернете: http://www.arcto.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=11): «Поэтому для уточнения мы вводим понятие "сверхобобщающей парадигмы" или "метапарадигмы". Под ней мы понимаем обширный комплекс непроявленных установок, предопределяющих саму манеру понимания и рассмотрения природы реальности, которые могут в оформленном качестве порождать многообразные философские, научные, религиозные, мифологические и культурные системы и комплексы, имеющие – несмотря на все свои внешние различия – некоторый общий знаменатель. Окончательная семантика такого понимания парадигматики может быть установлена только через конкретный опыт данного исследования, весь объем которого и служит – в методологическом плане – выявлению более четкого определения этой центральной категории… Приведем несколько уточняющих апроксимативных дефиниций того, что мы понимаем в данном исследовании под "сверхобобщающей парадигмой" (далее именуемой просто "парадигмой"). Парадигма – это не миф, но система мифов, причем способная генерировать новые мифологические сюжеты и рекомбинации. Парадигма – это не теология, но система теологий, которые, различаясь по своим конкретным аффирмациям, сводимы к общей праматрице. Парадигма – это не мировоззрение, но некая предмировоззренческая туманность, способная выкристаллизовать из себя (как в системе Лапласа) неопределенно большую систему мировоззрений. Парадигма не идеология, но корневая подоплека идеологий, могущая сблизить одни идеологии с другими, внешне не просто различными, но противоположными, и наоборот, показать фундаментальные различия в идеологиях, формально очень схожих».

«Употребление термина "парадигма" в методологии науки было закреплено Т.С.Куном… Кун выделил метафизические части парадигмы, понимая под этим некие принципиальные видения предмета науки и некоторые философские, мировоззренческие идеи; ценности парадигмы; символические обобщения и "парадигмы как образцы решения задач". И здесь возникали парадоксы. Для него нормальная наука — это когда парадигма устойчива, что позволяет решать конкретные задачи. Ломка парадигмы — это революция. Но если символические обобщения и образцы решения задач внести в состав парадигмы, тогда их изменения будут научной революцией» (Энциклопедия «Кругосвет»: http://slovari.yandex.ru/dict/krugosvet/article/6/6a/1013006.htm).

Т.С. Кун указывал, что «"аномальные" факторы, невписывающиеся в парадигму, накапливаясь, в конце концов подрывают и приводят к ее кризису, а затем и к формированию новой научной парадигмы». Это явление он и назвал научной революцией.

Зададимся вопросом: «А на чём же стоит сама парадигма? Что в ней является главным». Ведь если это основание непрояснено, то и возникают её те самые туманные определения, не позволяющие проводить хоть какое-то исследование разных парадигм. Более того, в этом случае трудно понять разницу между разными парадигмами.

Введение главного нравственного критерия  — это тихая революция общества

Итак, анализируя, например, стенограмму конференции «Четвертые Ходорковские чтения. 2009», где призывы к смене парадигмы жизни звучали довольно часто, мы естественным образом приходим к выводу, что российское общество так же, как и глобальное общество в настоящий момент времени стоит перед выбором пути развития. Будущее может наступить в определённых обстоятельствах, в частности, через революцию масс. Учитывая, что современный мировой кризис является, в основном, кризисом непонимания причин и парадигмы жизни, такая революция при научном прояснении ситуации может быть сведена к тихой мировой революции смены парадигмы жизни. Опыт немировой, локальной, революции 1917 года в России и стремительное врастание любой страны в мировые процессы в настоящее время однозначно говорят о необходимости соответствующих изменений в глобальном масштабе. Тем более, что очередной мировой экономический кризис подготовил такой переход.

«Туманное» понятие «обширный комплекс непроявленных установок» в нашем случае трансформируется во вполне определённый главный критерий, как он понимается в определении критериальной формы сознания (Мирошниченко Г. Критериальное сознание. – Тула, ИАМ, – 2009. Том 1. 400 с., Том 2. 400 с., или в Интернете: http://genmir.ru/Books/ks1.htm и http://genmir.ru/Books/ks2.htm ). Открытие критериального сознания и его закономерностей позволило выделить и конкретизировать ядро многих философских понятий и категорий, в том числе, определение парадигмы. И в этом нам облегчает дело уже сформировавшееся отношение к ним как к определениям системного типа. А из кибернетики и теории систем известно, что любая система имеет свой главный критерий (целевую функцию) оптимизации в смысле этого критерия. Даже если явно этот критерий не представлен. Выражаясь словами автора, любая система представляется кибернетической, а последняя действует по принципам живой системы. И оживление в любую систему, даже в систему сугубо технического плана, вносит именно её главный критерий, распоряжающийся её ресурсами по своему усмотрению, что, слава Богу, поддаётся теперь прозрачному математическому описанию.

К слову, кибернетика продемонстрировала нам некий мистический характер систем, когда именно критерий системы, задаваемый или выбираемый из-за пределов системы, отражает прямое влияние на систему со стороны Природы. Об этом мы будем ещё говорить ниже.

Не исключая обобщающий характер парадигмы по А. Дугину, примем, что парадигма жизни людей как системная категория непременно в таком случае должна включать в себя вполне конкретный главный нравственный критерий Жизни, определяющий собою всё качество Жизни и имеющий следующие общие для критерия особенности:

он максимизируется всеми человеческими ресурсами независимо от желания или понимания людей и функционирует по законам Жизни, которые для него определила Природа, а не человек;

он принудительно для людей определяет главную оценку любых действий людей и событий в иерархии оценок;

он принудительно определяет главный смысл жизни;

его, прежде всего, защищает человек на уровне не только сознания, но и подсознания;

он автоматически определяет вершину морали общества;

из него автоматически вырастают конкретные законы правовой сферы общества, государства и глобального мира;

в случае переразвития какой-либо части общей системы со своим локальным критерием подсистемы (экономика, власть, религия) он рано или поздно приводит это переразвитие к адекватному нравственному (этическому) по своему состоянию на данный момент времени, путём уничтожения ложных преимуществ за счёт переразвития части. Кризисы, мировые и локальные войны, гибель цивилизаций – это всё способы, при помощи которых главный этический критерий нормализует адекватность человечества по своим этическим показателям всем другим показателям его частей и сфер деятельности.

То есть в современном представлении критерий системы – это главный закон, действующий во всём поле законов с учётом их иерархии. Необходимо различать главный критерий человека, его личности, и главный критерий общества. Первый переходит в систему морали, права, этики человека, а второй – в систему морали, права и законов общества, в законы конкретного государства и в правовые нормы глобального мира.

Оттого что люди до сих пор не поняли, что их жизнь в любой момент истории подчиняется главному природному критерию Жизни, скрытому от прямого проявления, а потому и мистического, ничего не меняется: незнание людьми законов Природы не отменяет их действие.

Таким образом, во многом понятие главного критерия и понятие парадигмы сливаются. Эта особенность критерия распространяется на любые системные категории, определения, имена, будь то даже значения и смыслы слов, идей, конструкций языков – человеческих, машинных, технических, научных и прочее.

Как капитализм и мировой кризис отменяют нравственный критерий

М. Делягин (http://www.deliagin.ru/ ) всегда подчёркивает, что мировой экономический кризис – это, по сути, всего лишь депрессия мировой экономики, из которой, рано или поздно, человечество всё равно выйдет. Он, к сожалению, воспринимает систему мировой экономики как главную часть глобального мира, часть, определяющую всё качество жизни всех слоёв населения планеты, то есть выдаёт экономику за целое, отрывает человеческое существование от других сфер. В этом кроется его главная ошибка. Если локальный критерий подсистемы, части природного процесса принять за главную оценку всего процесса, то неминуемо получим искорёженную структуру основной матрицы поведения людей, в которой любое их действие будет приобретать не истинное значение, а искажённое, имитирующее, ложное, при котором вообще теряется человеческий смысл жизни. Любые попытки поиска оптимального решения проблем при этом будут наталкиваться на «туманные», мешающие, пронизывающие всё, нравственные требования к части как целому, в нашем случае, к экономике общества.

И поэтому эти нравственные требования экономистами всегда отбрасываются, чтобы вычленить для чистоты опыта главное, основное для экономического анализа. А что означает отбросить нравственные законы общества от его жизни? Это значит ввести в правовое поле общества безнравственную основу, безнравственное правило любого веса, безнравственный закон, аморальность приравнять морали, зло уравнять с добром. Отмена различий добра и зла делает ненужной этику, низводит человека до программируемого робота, стирает алгоритм принятия решений и лишает человека прогноза Будущего, хотя известно, что этика даёт лучшие результаты прогноза развития человеческого общества. Главным действием среди людей становится ложь.

Призывы со стороны обманываемого народа к совести капиталистов, владеющих неограниченным ничем частным капиталом, становятся смешными и бесполезными на фоне общего безумия материального обогащения. Учитывая, что фактически капиталистический мир через свой главный критерий прибыли, навязанный миру, владеет властью в государствах и в глобальном пространстве, любые такие призывы остаются «воплем обречённого в пустыни».

В то же самое время мировой экономический кризис с регулярной периодичностью и постепенным ростом своего разрушительного потенциала, прежде всего, уничтожает самые тонкие и самые перспективные для развития связи между сферами жизни человечества. Раздаются голоса о, якобы, очистительной пользе кризиса, захватывающего не только экономику, но ставящего под вопрос существование пространства этической основы жизни общества, правильности его правовых базовых конструкций и, что особенно печально, – смысла жизни. Парадокс заключается в том, что, тем самым, включается, даже научное философское, но, скорее, лженаучное, обоснование необходимости подобного рода очистительных катастроф для человечества. Фактически обосновывается не просто бессмысленность жизни людей, цинично и закономерно обосновывается насильственная смерть человечества, его самоубийство.

Капитализм частного типа с неограниченными доходами и наука, его поддерживающая, таким образом, отменяет нравственный критерий. Любая демократия, любая нравственность несовместимы с капиталистическим мироустройством. Нравственность – это враг капитализма. Демократия при сохранении неограниченных частных доходов – это самая лучшая маска палача народных масс и палача самоуничтожения цивилизации. Автор надеется, что данная статья доказывает истинность этого высказывания.

Экономика как отражение целостности

В экономике с позиций самой экономики можно рассмотреть следующие основные характеристики: цена продукта, его себестоимость (издержки, затраты) и прибыль от его реализации. Чтобы увеличивать прибыль, необходимо снижать себестоимость и увеличивать цену продукта. Снижение себестоимости часто происходит за счёт снижения оплаты труда работников. Указанные закономерности в пространстве меры современной экономики считаются природным законом развития общества. При этом они выводятся из поля нравственных отношений в поле безнравственных преступлений. О нравственной экономике (http://econom.genmir.ru ) никто и не говорит.

Рассмотрим параметр цены через призму главенства для всего человечества экономического критерия капитализма частного типа с неограниченными доходами.

Всеми экономистами мира признано, что цена продукта в капиталистическом мире будет со временем постоянно повышаться, якобы, из-за удорожания входящих в состав продукта сырья, комплектующих, энергоносителей. Если экономический критерий принят за критерий целостности общества, то такое восхождение цены к своей вершине не только закономерно оправдано, но и независимо от усилий людей, в том числе, и в части государственного или корпоративного регулирования. В этом тоже проявляется некая мистика Природы, чему так сильно удивляется в своих книгах Дж. Сорос (http://www.koob.ru/soros ).

Но мало кто задумывается над очевидным, над тем, что максимизация цены в пространстве капиталистического образа жизни заводит разум и, соответственно, всю цивилизацию в тупик:

увеличивается разрыв между совокупной стоимостью продуктов производства и совокупным доходом 90 % населения, образующих спрос «свободного» рынка;

спрос на всё более дорогие продукты будет соответственно падать из-за относительного снижения стоимости денег;

размеры перекачивания свободных денег на счета частных владельцев крупного капитала (омертвление капитала) увеличиваются;

в пределе максимизация цен приводит к абсурду – к полному исчезновению продукции для всех, полному омертвлению капитала, к смерти человечества от голода, от холода, от незащищённости и т.д., кроме малой части сверхбогатых людей, которых и людьми назвать можно с трудом. Ибо они лишены главного качества человека – человечности.

Казалось бы, последний вывод притянут искусственно. Однако, это не так. Он позволяет снять покров капиталистического (либерально-фундаменталистского, по определению М. Делягина) обмана и самообмана людей, имеющих бесконечную веру в силу денег.

Можно ли в этом случае говорить о какой бы то ни было целостности общества, если нам преподносится наркотическая экономика?

О последствиях наркотической экономики

Существование научно-технического прогресса доказывает наличие в процессах производства базовой составляющей, которая со временем снижает затраты на продукцию. Такую возможность дала людям Природа, воодушевив их этим на творческие прорывы, открытия, изобретения. И, тем не менее, цены на рынке товаров продолжают расти в угоду кучки капиталистов, озабоченных размером своего богатства. Абсурд состоит в том, что экономическая действительность как бы преподносит нам ложную научную «истину» об отсутствии влияния научно-технического прогресса на производство товаров. Либо же необходимо признать, что та форма экономики, которая установилась в мире, является абсолютно вредной с точки зрения Будущего.

Таким образом, с введением в наши рассуждения всего лишь одного логического действия о работе главного критерия человечества спадает пелена человеческой слепоты. Не капитализм в его формах – империалистической или другой – загнивает, как указывал в свой время К. Маркс, а загнивает всё человечество, в своём добровольном ослеплении бегущее ускоренными темпами к своей неминуемой смерти.

И лишь введение нравственного главного критерия человечества, отражающего его истинную целостность, подчиняющего экономику и другие сферы жизни нравственным, жёстким правилам поведения, спасает положение – спасает человечество от капкана наркотической привязанности к материальному или иному фактору, выдаваемому за главный в смысле жизни людей.

Когда политики и экономисты говорят о саморегулировании свободного рынка, они имеют в виду, что наличие права рынка, кажущегося равным и свободным, само создаст условия наполнения его разнообразными товарами. И поскольку рыночные отношения сами по себе, в первую очередь, из-за конкуренции и стремлении к монополии субъектов рынка, не справляются с возложенной на них людьми задачей, в дело включается политическая власть, захватывая которую крупный капитал всеми своими ресурсами стремится максимизировать свой критерий, монопольно максимизировать прибыль.

Однако, как известно из науки, любое регулирование имеет под собой скрытую часть оптимизации, в данном случае – максимизацию параметра, который в теории управления называется целевой функцией, критерием, о котором говорилось выше. Таким критерием для экономики является прибыль безотносительно к государственному строю, к границам государств, к морали, к совести, к нравственности.

При этом концентрация власти, помноженная на концентрацию капитала, в немногих руках приводит, как говорилось выше, к удивившей Дж. Сороса мистической картине: человечество направляется природой к неучитываемой агрессии, к преступным и аморальным деяниям, в среде которых главным критерием светится всё-таки этика, на данный момент времени имеющая ещё пока очень низкое глобальное значение.

Политика и власть как отражение целого

Когда говорят о политике, то не надо забывать, что политика существует, пока существует стремление к абсолютной и высшей власти, пока существуют государства, пока существует власть капитала. Но политика останется, пока существует право на невмешательство в личную, общественную, государственную и иную жизнь. Государства могут отмереть, государственная власть может выродиться в другие формы, например, в формы экономического, судебного или полицейского надзора в глобальном мире, но границы разных личностей и обществ, профессиональных сообществ и производственных групп останутся всегда. Вместе с этим останутся и проблемы нарушения и защиты их прав. В этом смысле политика вечна, ибо она всегда будет действовать посредством силы, даже когда восстанавливает попранные кем-то права.

Власть в настоящее время трактуется как сила, стоящая над правом. Власть проявляется в том, что она людьми, ссылающимися на законы или на собственное желание, перераспределяет права между ними. Одна сторона, наделённая властью, права, изначально природно распределённые на всех людей, вероломно может присваивать, а другая сторона лишаться своих прав. Власть суда, наоборот, обязана восстанавливать равные права.

Политика – это всё-таки набор методов, приёмов, технологий в борьбе за власть, за первенство, за главенство в каком-либо поле интересов людей. Политика на любом этапе и при любом государственном или глобальном режиме правления будет иметь своих идеологов, свои научные изыскания, свои способы выживания среди себе подобных.

Главный критерий политики – власть. Её максимизация всегда привлекала людей неординарных, испытывающих максимальное удовлетворение от проявления своей власти. Однако, фактически максимизация власти ведёт к крайнему разграничению отношений между людьми. И в этом плане люди признают две крайние позиции власти: либо полное добровольное рабство с потерей своей личностной и правовой идентификации, либо иерархию управления в структуре общественных отношений добровольного подчинения всем ограничениям, существующим в подобных системах с иерархией управления, то есть ограниченное рабство.

Если критерий власти отменяется, то наступает анархия, безвластие. Сила власти становится принадлежностью всех, любого человека. Для неразвитого в духовном плане общества это означает наступление эры любого вида насилия, вплоть до безнаказанного убийства людей, безотносительно к его оценке в пространстве «добро – зло», которое вообще может просто напросто отсутствовать. Для развитого в духовном плане общества такое положение равносильно господству в нём правил и законов Духовной Этики (http://newsite.genmir.ru ), что само по себе является утопией.

Отдельной специфической политической нравственности не существует. Принятие нравственного критерия за глобальный для человечества вносит в человеческие, равно как и в политические, взаимоотношения существенные ограничения, прежде всего, запреты на многие ранее разрешённые действия, на формы представления знаний, коммуникацию языков, на запрет разрушительных психологических приёмов гипнотического свойства в личностном и массовом исполнении и т.д. Если же говорить об истинной миссии власти, то абсолютная миссия власти состоит в том, чтобы через законы, устанавливаемые ею, проводить нравственную идеологию для всех сфер деятельности общества (http://map.genmir.ru/p1/6.php ), распределять права людей равномерно.

Мистика власти состоит в том, что при значительной концентрации власти в государстве, когда на гражданах лежит лишь печать ответственности, но не прав, Природа тем или иным способом уничтожает подобное государство как общество, нарушившее этические основы. Для неё пределом Будущего является и в отношении власти, и в отношении экономики их равномерное распределение в жизненном пространстве человечества. Природа как бы не терпит концентрации избыточных продуктов изолировано от человеческих масс. Множество государств авторитарного типа было такими способами стёрто ею с лица Земли. Поэтому и реакция человечества в отношении попрания прав значительной его части всегда легко предсказуема. Думается, что никогда ещё мы не были так близки к пониманию природной сути человека. Природа, если она создала такое совершенное, казалось бы, существо, как человек, оказывается, имеет более значительные возможности по управлению нами, чем нам казалось до этого.

О культуре, критерии личности и науке

Наиболее общим основанием для парадигмы человечества в среде его отношений является его культура, которая отражается и на политику, и на религию, и на экономику, и на поведение людей в среде их проживания. В культуре всегда заметен уровень нравственных отношений, в ней легче всего сформулировать высшие его требования.

Для личности в истории существовало несколько главных критериев её существования, перерастающих в смыслы её жизни и в культурные ценности. Они всегда более всего были связаны с культурной средой общества. Как показала история человечества, смыслом жизни человека может быть чуть ли всё, что угодно. Но особенно почитаемыми историей были периоды зашкаливания массовой агрессии, бескультурья, когда войска под предводительством какого-нибудь лидера-параноика, стремящегося к единоличной славе, варварски уничтожали целые народы, государства, цивилизации. Мы, по сути, изучаем до настоящего времени историю личной власти как экстремальную характеристику присвоения прав и разрушений цивилизаций как следствия такого умопомешательства. При этом как отличить параноика у власти от человека нормального, было в свете старых главных критериев непонятно. Современно знание, базирующееся на критериальной форме сознания и на главенстве критерия нравственности легко даёт ответ на этот вопрос, ответ, который во многом существенном противоречит уже принятым обществом положениям о свободе и правах личности, о государственной и иной форме власти.

Даже психологически личностный критерий капитализма частного типа с неограниченными доходами, критерий получения максимальной прибыли не может быть принят за основной в любой парадигме Жизни, ибо он делает человека сумасшедшим, наркоманом, разрушителем, противоречит законам Жизни и Природы с позиции утверждения Жизни (http://par.genmir.ru/12.php ). Взывать наркомана к совести бесполезно, ибо её у него нет, а есть лишь критерий в виде его неуёмной страсти, которую  он  обязан удовлетворить по максимуму. Этот критерий навязан ему его жизнью, и чтобы сменить его, наркоману чаще всего не хватает собственных усилий и воли.

Присвоение капитала в неограниченных количествах равносильно присвоению власти как максимизации своих прав за счёт лишения прав других людей. Природа реагирует на подобное аналогично тому, как она относится к властолюбию.

Наука как форма общественного сознания завоевала себе превалирующее влияние на людей, даже более сильное, чем религия, за счёт успешных предсказаний и фантастических реализаций таких могучих открытий человечества, как атомная и ядерная энергия, полёты вокруг земли и в космосе, в медицине, в  комфортной составляющей быта и во многих других конкретных областях. Однако, она, работающая, прежде всего, на концентрацию власти, превратилась в откровенно демонизированное агрессивное существо, пожирающее своих создателей уже в процессе научных исследований. В связи с этим принятие аморального исследовательского критерия науки за главный для человечества не считается возможным по умолчанию. Более того, назрел момент, когда многие исследования станут проходить нравственное сито отбора, прежде чем будет принято решение по их широкому внедрению.

Религии как отражение целого

Надо учитывать, что во многом агрессивная составляющая жизни людей – конкуренция в экономике, искусстве, в других областях, особенно в военной – поддерживается за счёт соответствующих требований главного критерия ко всем критериям, оценкам, мерам на всех уровнях всего критериального дерева во всех подсистемах человеческого общества. Происходит это из-за отражения высшей власти главного, точнее, глобального критерия на всю иерархию человеческой структуры. Но во всех сферах, кроме религии, явно это не наблюдается.

Религия как форма человеческого сознания и институт нравственности человечества находится в привилегированном положении относительно других сфер деятельности людей. Ибо в ней всё изначально строилось, исходя из высшего, единого господства Сущности, якобы, задающей все правила поведения людей. Однако, построение формы религиозного здания во многих конфессиях шло по тому же стандарту, что и стандарт структуры в любой другой части единого целого организма человечества и его сознания: по типу иерархического чиновничьего подчинения людей друг другу. Что предопределило опять же присвоение отдельными личностями, стоящими на административной иерархической лестнице, прав более широкого поля их действия, чем предполагаемое изначально равное отношение Бога ко всем.

Произошло парадоксальное явление: власть Бога на человека, теоретически равная для всех, оказалась в некоторых церквях и конфессиях перераспределённой людьми в зависимости от их бюрократического места в иерархии служителей церкви. В связи с этим и проявления критериального свойства были искажены и размыты в обычной системе подчинения людей: слабого сильному. Из существовавших тысячелетия тайных обществ в жизнь церквей перекочевали множественные мистические обряды приобщения и посвящения, перенесшие центр тяжести абсолютной нравственности со служения Богу на центр преданности и служения конкретным людям.

Таким образом, религии как институты нравственности человечества тоже не являются исключением из общего, придуманного людьми, правила узурпации прав, построения искусственных ложных систем иерархии подчинения людей друг другу там, где Природой задумана распределённая система получения равных прав среди всех людей. К сожалению, разделение некоего высшего нравственного поля человечества, каким его дала нам Природа, на части – религии, конфессии, церкви – всё так же отражает лишь работу частей одного природного механизма. Высшая общечеловеческая нравственность оказалась как бы раздробленной на независимые части, хотя само существование религиозного знания является необходимым хотя бы для напоминания людям об их ответственности за свои поступки и мысли перед высшим Судьёй.

Любое нарушение подобного представления ответственности несёт в себе отказ от правил нравственного отношения к людям и миру. Узурпация духовной власти, к сожалению, тоже иногда приводит к отказу человека от личной ответственности.

Переход на такую известную, как бы старую, но заново обоснованную с критериальных позиций парадигму нравственности, в масштабе всего человечества означает для религиозных разобщённых частей, во многом воюющим между собой, одно: необходимость принять правила, принципы и законы Духовной Этики и, исходя уже из них, строить свои взаимоотношения во всём поле отношений с себе подобными и с миром.

Какой критерий характеризует целостность глобального мира в Будущем

Проанализируем сказанное с точки зрения крайних значений показателей критериев.

Критерий капитализма частного типа с неограниченными доходами решает задачу оптимизации с седловой точкой: максимизирует прибыль и одновременно минимизирует затраты, издержки, себестоимость продукции.

Политическая власть и власть в общем случае максимизирует права и минимизирует обязанности властителя, и в то же время она решает обратную задачу для подчинённых: минимизирует права и максимизирует их обязанности.

Религиозное представление требует от человека максимизации погружения в Божественное пространство как его понимают люди (монашество и затвор) и минимизации погружения человека в пространство мирской жизни, полный уход от неё.

Вырождение культуры в гламур максимизирует значение внешних форм и минимизирует суть явлений. Люди начинают заменять смысл вещи красивой обёрткой.

Однако, во всех случаях проявления работы главного критерия, неважно как введённого в среду человечества – самими людьми или Природой, – Природа всегда реагирует на него: положительно, если это критерий нравственный, и отрицательно, если это критерий любой другой части единого процесса Жизни.

Во всех случаях можно выделить людей-носителей максимума и людей-носителей минимума значений соответствующего критерия и соответственно состояния общества и личности (другими словами, например, рабовладельцев и рабов). Действие критерия невидимо, неслышно, бесчувственно, так, что даже если человек не участвует в преступных действиях, он может совершенно невидимо и неосознанно оптимизировать свой критерий, стремясь к экстремуму его значения, который будет неприемлемым с высоты этической вершины Природы. Пока что человечество не выработало понятия этического преступления, в котором бы фиксировались нормы и нарушения норм морально-нравственного типа поведения. И потому аморальное поведение считается у нас почти что нормой. А между тем, будущее общественное самоуправление человечеством требует скорейшего перехода к более жёстким нормам поведения нравственного порядка.

Срединный путь следования между экстремальными значениями в критериях экономики, власти, религии, культуры в процессе жизни человека всегда регулировался более высоким нравственным уровнем подчинения. Лишь нравственные правила поведения человека в обществе, переходящие в законы писанные и неписанные, могли ограничить поведение в случаях, когда искушение было так велико, что толкало человека на нарушение законов, писанных и неписанных.

В Природе же существуют законы избыточности и дивергенции накопленных результатов – природных плодов. Согласно им всё рождаемое Природой избыточно настолько, что это свойство позволяет не только воспроизводиться природным формам, но и обеспечивать расхождение жизни в пространстве. Какая бы ни была степень концентрации природных ресурсов, они непременно должны работать на расширяющееся поле их потребления. Омертвление ресурса при его концентрации Природой надолго не допускается. И дело тут, может быть, не столько в священной тайне закрытых от нас знаний, в мистике, сколько в обширной области пока ещё непознанных человеком пластов законов Природы.

Из физики мы знаем, что концентрация ядерного топлива при переходе его количества через критическое значение приводит к распаду сконцентрированного вещества в короткий промежуток времени с выделением большого количества энергии – к цепной реакции, к взрыву с катастрофическими последствиями и к рассеянии энергии в окружающем пространстве. Происходит разрушение вещества, потеря им его высокой степени организации, возврат элементов в более простое по степени организации состояние. Энтропия увеличивается. Так работает в Природе закон цепной реакции.

Следует предположить, что накопление капитала и концентрация власти тоже подчиняются этому же закону цепной реакции. Поэтому нужно понять, что капитал, власть, как и материальные ресурсы, Природой запланированы к потреблению в широких масштабах пространств и для удовлетворения положительных целей массового потребителя. И что они никак не могут стать частным капиталом. И что пока войнами и кризисами, излишней агрессией Природа спасает нас, неразумных, от полного уничтожения внутренней, освобождающейся энергией взрыва излишне сконцентрированного ресурса, подобного взрыву ядерного заряда.

И ещё один крайне важный вывод из сказанного: никакая иерархия в какой бы то ни было системе или подсистеме неспособна сама по себе, без подчинения высшей абсолютной нравственной вершине принципов, обеспечить целостное, устойчивое на длительное время существование. Какие из критериев, если они становятся глобальными, полностью соответствуют требованию целостности Природы для человеческого общества? Критерии нравственности и культуры, если она стоит на нравственном основании. Критерии любой другой части общего процесса жизни не могут быть глобальными, ибо иначе они эту целостность разрушают. Человечество в своём развитии поднимается вслед за этикой: насколько прибавится этичности в общественных отношениях, настолько прибавится в нём и остальных благ.

Проект опубликован на: http://www.civitas.ru/article.php?pop=0&code=1116&year=2009

19.08.09.

Целостность человечества и успех в его развитии определяет парадигма жизни

О старых понятиях парадигмы

Введение главного нравственного критерия  — это тихая революция общества

Как капитализм и мировой кризис отменяют нравственный критерий

Экономика как отражение целостности

О последствиях наркотической экономики

Политика и власть как отражение целого

О культуре, критерии личности и науке

Религии как отражение целого

Какой критерий характеризует целостность глобального мира в Будущем

* Коллапс экономики и культ смерти как критерии нашей жизни * Пакт глобального Мира * Смена парадигмы жизни – обязательное условие выхода человечества из мирового кризиса  * Что такое критерий

11.04.2016

© Мирошниченко Г.Г., 2013